Афиша Новости Люди История
Пресса Правила поведения Рейтинг Пилигрим
Гостевая Цены Вакансии Контакты
Литературные моноспектакли
главная /  пресса


"Я не искала славы. Просто честно жила своей профессией."

Галине Ивановне Барской, актрисе Комсомольского-на-Амуре драматического театра, исполнилось 90 лет. Из них семьдесят — отданы служению профессии. Только в театре города юности Галина Ивановна работает более пятидесяти лет. Если бы актрисе пришлось вспомнить все свои роли, то их набралось бы более сотни. Вот такие весомые, красивые цифры.
Родной дом на Петроградской стороне.
Интеллигентная, образованная, обожаемая… О Барской коллеги говорят очень тепло, отмечая редкую душевность и скромность актрисы. В театральном мире Комсомольска-на-Амуре она стала известной под фамилией мужа — режиссера Валерия Барского. По признанию Галины Ивановны, в его лице она встретила большого друга, человека бесконечно талантливого, преданного и по-своему сложного, она особенно благодарна мужу за то, что не пытался превратить актрису Барскую просто в жену главного режиссера. Видел в ней, прежде всего, коллегу по сцене.
Галина Ивановна — из актерской семьи. Отец — известный певец и актер Иван Шишов-Кедров. С 1931 года по 1960-е Иван Васильевич — солист Ленинградского театра музкомедии. Есть в его творческой биографии и работы в кино. Будучи студентом Ленинградской консерватории, Иван Кедров снялся в фильме "Дорога к счастью", а после окончания консерватории — был занят в главной роли картины "Лесная быль".
Мама, Наталья Пирожинская, выступала актрисой передвижного Ленинградского театра. По воспоминаниям Галины Ивановны, мамина семья — из родовитых помещиков с собственным имением и большими угодьями в городе Тосно. Имели дом и в Санкт-Петербурге. В 1980 году театр драмы Комсомольска-на-Амуре гастролировал в Ленинграде. После сорокалетней разлуки с родным городом Галина Ивановна вновь прошлась по его улицам, любовалась белыми ночами, великолепными мостами и каналами. Побывала и в старейшем историческом районе Санкт-Петербурга — Петроградской стороне. Здесь в одном из домов и жили Пирожинские. После революции 1917 года семье отвели две комнаты в собственном доме. В восьмидесятые по-прежнему в здании располагались коммунальные квартиры.
Шерстяной костюм от Кирова.
Из Ленинграда шестнадцатилетняя Галина Шишова с мамой уехали за год до начала Великой Отечественной войны. Маме и отчиму девочки, театральному художнику, предложили контракт в театре города Ургенч.
— Мне не хотелось уезжать, — вздыхает Галина Ивановна. — В 1940 году я поступила в балетную школу. Мечтала о карьере балерины. Вы знаете, а меня ведь Сергей Миронович Киров подтолкнул к такому решению. Когда мне было 10 лет, я приняла участие в Ленинградском конкурсе юных дарований. Танцевала фрагмент из "Лебединого озера". И к своему удивлению, заняла на конкурсе первое место, а Сергей Миронович подарил мне за победу костюм из синей шерсти. Почему к удивлению? Так в то время я профессионально балетом не занималась. Ходила в студию танца при Доме пионеров.
Объясняет Галина Ивановна и причину, по которой мама взяла дочку с собой на долгие гастроли в Узбекистан.
— В папиной второй семье не было детей. Однажды к нам пришла жена отца, стала просить маму отдать меня в новую семью. Убеждала: "Девочка талантлива, и мы сможем ее способности развить. Как отец, она будет блистать на профессиональной сцене". Мама наотрез отказалась. Сказала: "Ребенка не предам! А к профессиональной сцене и я родную дочь смогу подготовить".
Зачем Вам шахта и балет? Только петь!
В оккупированный город на Неве, труппа, где работала мама, понятно, не вернулась. Коллектив остался в эвакуации в Узбекистане. Актриса вспоминает, что ее, вчерашнюю школьницу, в тот период активно задействовали в постановках. В основном, в тех спектаклях, где приходилось петь и танцевать. Высокой своей профессией поднимали актеры дух соотечественников в военное лихолетье.
Позже благодаря красивому, звучному голосу определились творческая судьба Галины Ивановны. В биографии актрисы есть момент, когда ей по призыву ВЛКСМ пришлось работать на строительстве угольного разреза в Ангренском угольном бассейне. Так бы и возило вагонетки с углем девятнадцатилетнее дарование, а по вечерам танцевала в балетной труппе периферийного театра, если бы не судьбоносная встреча. На улице Галю Шишову окликнула женщина. Узнала в ней девушка соседку по дому. Та работала аккомпаниатором в Ленинградском театре, который в войну эвакуировали в Узбекистан.
— У вас абсолютный слух и яркое сопрано, — сказала пианистка Галине. — Зачем вам шахта, зачем балет? Вам петь надо и лучше на сцене оперы или оперетты.
Так театр оперетты стал площадкой, где оттачивалось актерское, вокальное и танцевальное мастерство Галины Шишовой-Пирожинской. А потом произошло знакомство с Валерием Александровичем Барским — удивительным актером, фантастически достоверным и тонким. Клан Барских — из потомственных театральных лицедеев. Создали частный театр и колесили со спектаклями по российским городам и весям. Сегодня театр назвали бы антрепризным.
Барским нужна была актриса, работающая в амплуа субретки, то есть традиционный комедийный персонаж. Красавица брюнетка Шишова по всем статьям подходила, и со временем реализовала себя как драматическая актриса.
Не в тени именитого мужа.
<
В Комсомольск-на-Амуре с направлением московской актерской биржи приехали супруги Барские в 1963 году. Думали, что на три года, а оказалось — навсегда. Удивительное содружество влюбленных в профессию людей, редкое взаимопонимание и дух товарищества выделяло творческий коллектив театра города юности.
— Будет ли нам где лучше? — спросили себя Барские, уже зная ответ на этот вопрос. До Комсомольска-на-Амуре супруги работали во множестве театров. Среди них — один из крупнейших драматических театров Сибири — "Красный факел", а также Бугульминский театр. И там все было замечательно: актриса, режиссер востребованы и с администрацией взаимоотношения на редкость удачные. Но именно на Дальнем Востоке решили бросить якорь Барские.
Множество персонажей сыграла за более чем полувековую жизнь в театре города юности Галина Ивановна. Были спектакли, в которых супруги вместе на сцену выходили. Например, в военной драме "Перебежчик" Ариадны и Петра Тур у режиссера и актрисы — главные роли. Он играет немецкого офицера Вальтера Шеринга, она — летчицу Галю Хмелько. В сценах, где чувства — Барские искренни и пылки. Кстати, спектакль настолько был востребован зрителем, что держался в репертуарном плане несколько сезонов. "Перебежчика" сыграли 60 раз!
— Все роли для меня единственные и неповторимые, а значит любимые, — признается актриса. — Как я могу какую-либо из них выделить, когда на протяжении всего спектакля я проживаю жизнь своей героини. Даже, если жизнь эта умещается в крохотном эпизоде.
Для зрителя особое удовольствие, впрочем, как и партнеров по сцене, когда Галина Барская поет. Актриса рассказывала, что в новосибирском театре она озвучивала не поющих актеров. Весь спектакль "Бесприданница" простояла за кулисами, романсы за героиню исполняла.
Ирина Барская, главный режиссер Комсомольского-на-Амуре театра драмы:
— Я с особой теплотой вспоминаю момент, связанный с маминым пением. Однажды наш театр гастролировал в Ангарске. Часть труппы, и мама в том числе, была занята в дневном спектакле. А мы с папой бездельничали до вечернего его выхода. Решили прогуляться по городу. По пути к набережной купили в магазине радиоприемник "Спидола". Идем, папа со шкалой настройки возится, и вдруг из транзистора доносится мамин голос. Она отвечает на вопросы журналиста, а потом начинает петь арию из оперетты. Наша активная, неугомонная мама до спектакля уже успела интервью дать местному радио и записать несколько арий и романсов.
Мы шли с папой такие гордые! Хотелось всем людям крикнуть: "Слышите? Эту чудную арию наша мама исполняет, артистка из Комсомольска-на-Амуре!"
Евгения Ярцева, заслуженная артистка России:
— В театре у нас была самая густонаселенная гримерка. В ней жили мы с моей мамой, народной артисткой России Ниной Николаевной Ярцевой, и Галина Ивановна. Наши с Ириной мамы нежно и крепко дружили. Случалось, что им дня не хватало наговориться друг с другом. Поэтому обмен новостями, впечатлениями продолжался и в гримерке. Помню, сидят они, что-то увлеченно обсуждают и вдруг по радио: "Галина Ивановна, Нина Николаевна, вы уже на сцене должны быть!" Ох, как подхватились они, бегут, текст за кулисами уже начинают кричать.
Случаев, когда актеры выходили из положения в сложных ситуациях, — множество. Например, играли спектакль "Солдатские рассказы про войну". И вот сцена, когда Галина Ивановна, по пьесе она — непримиримая к врагам героическая женщина, загоняет на вышку в поле предателя. Стоят они друг против друга, Барская с прочувственным монологом к фашистскому прихвостню обращается. И по его окончанию произносит: "Я тебя, гад, сейчас убью!". Лезет в карман за наганом, а реквизита нет, забыла на столике в гримерной. Галина Ивановна не растерялась. Ткнула в живот предателя пальцем и сказала: "Бум!"
Фашистский прихвостень очень натурально слетел с вышки и потом еще какое-то время корчился в агонии. Так актер Александр Казаковцев пытался удержать раздирающий его хохот.
Куличи съедались на подступе к сцене.
Коллегам по творческому цеху до сих пор памятны фирменные торты Галины Барской. Потрясающе вкусные получались они у супруги главного режиссера. А сколько было моментов, когда требовалась настоящая выпечка к мизансцене. Несет реквизитный пирог Галина Ивановна, шлейф из ванили и корицы за собой оставляет. Актеры на запах сбегаются. Редко когда удается пирог до сцены донести. Обычно пробуется и съедается он без остатка еще за кулисами.
— Не только актриса, певица, кулинарка, но и очень хозяйственная женщина, — говорит о маме Ирина Барская. — Как-то мама увлекалась вязанием, причем в орбиту рукоделия была вовлечена чуть ли не вся труппа. Просто бум какой-то на вязание пошел. Часто можно было видеть, как, дожидаясь выхода на сцену, в уголке вязал шарф актер Александр Славский. Муж актрисы Зои Кипко — Александр Кручина так вообще настолько преуспел в этом виде творчества, что создавал профессиональные ковры с портретным сходством. А что говорить о женщинах!
В этой связи театр чрезвычайно любил выезжал на гастроли в Улан-Удэ. Именно там можно было купить дешевую пряжу всевозможных расцветок. В Комсомольск-на-Амуре мы везли пряжу тюками. Мама и себя обвязывала, и нас с папой. Украшала интерьер рукодельными ковриками и покрывалами. Более того, актеры оформляли спектакли вязаными изделиями. Помню, режиссер Ефим Звеняцкий в одной из постановок решил привнести в декорации народный дух. Несколько суток, практически, вся труппа вязала для спектакля рыболовные сети, настенные коврики и накидки на мебель.
Последнюю роль Галина Ивановна сыграла шесть лет назад в спектакле "Аккомпаниатор", поставленный дочерью. Но в репертуаре остается по сей день.
— К сожалению, дает о себе знать почтенный возраст, — кручинится актриса. — А так хочется еще раз выйти на сцену. Я никогда не любила славы и не искала славы. Просто честно жила своей профессией.
А ведь действительно, меняются режиссеры и театральные направления, спектакли и партнеры, но для настоящего актера неизменной остается лишь любовь и верность своему театру, своему ремеслу.
"ДВК" 26 июня 2014 г.
Марина Китаева