Афиша Новости Люди История
Пресса Правила поведения Рейтинг Пилигрим
Гостевая Цены Вакансии Контакты
Литературные моноспектакли
главная /  пресса


"Однажды в уездном городе"

…порывистый октябрьский ветер трепал и выворачивал мокрые зонтики спешащих по широкому проспекту людей. У театрального подъезда то и дело хлопали дверцы такси, а в буфете уже начали потихоньку хлопать пробки от шампанского. Народ стекался на премьеру гоголевского «Ревизора»…
Пьеса, где нет положительных героев. Пьеса, которой сразу после публикации восхищались и Пушкин, и Белинский, и Герцен, над которой смеялся сам царь Николай I, от которого Гоголь как драматург и получил заказ на комедию. И заказ был определенный — разоблачить взяточников. Поэтому «Ревизор» — государственная пьеса. К сожалению, неизвестно, сколько времени потребуется, чтобы это произведение перестало быть актуальным.
Сегодня можно трактовать спектакль как злободневную сатиру, можно — как забавный анекдот. Или как мистическую драму, где Хлестаков — исчадие демонических сил, а можно как спокойную хрестоматийную нетленную русскую классику. Какой ни выбери подход, как ни верти, спектакль все равно будет «про нас». Скоро двести лет, как идет на сценах мира эта пьеса, но не стареют слова Николая Васильевича «Над кем смеетесь? Над собой смеетесь!», ставшие слоганом всего мирового Театра.
«В «Ревизоре» я решился собрать в одну кучу все дурное в России, все несправедливости, какие делаются в тех случаях, где больше всего требуется справедливость, и за одним разом посмеяться над всем», — так пояснял сам Гоголь основную мысль пьесы. Даже если поставить «Ревизора» как психологический гротеск, даже если сделать ставку на аллегорические аспекты, оставив в тени все злободневное, зритель все равно воспринимает лишь то, что вызывает ассоциацию с конкретными местными реалиями: сплетни, коррупция, безнаказанность воровства и кумовства, скудоумие и алчность. Словом, все те же российские беды: дураки и дороги.
Известно, что самое трудное в постановке классического произведения — прочесть его как будто в первый раз. Режиссер Ринат Фазлеев попытался, труппа Комсомольского-на-Амуре театра драмы живо откликнулась, что получилось — решает зритель.
Режиссерское решение переноса сцены получения Хлестаковым взяток в сауну недвусмысленно переносит нас в сегодняшний день. И в каждый персонаж, в каждый характер актерами были добавлены новые краски, свои, особенные черточки, своя трактовка. Первым, как по сюжету и положено, пред нами предстает городничий (актер Федор Кушнарев), а за ним и вся «великолепная свита»: судья Ляпкин-Тяпкин (актер Дмитрий Баркевич), берущий свои знаменитые взятки борзыми щенками; плутоватый Земляника (актер Александр Саранчин) с его радостной готовностью заложить в любой момент всех и каждого; вечно подшофе почтмейстер Шпекин (актер Иван Бекбаев), втихаря вскрывающий чужие письма; безгласный, от страха бледный лицом, беспомощный Хлопов (актер Леонид Лелькин). Компанию дополняет пара шутов, на лицах коих сияют все оттенки подобострастия — появление Бобчинского и Добчинского (актеры Дмитрий Стертюков и Дмитрий Иванов) неизменно вызывает в зале веселое оживление.
У актера Евгения Бадулина задача еще сложнее. Показать и оправдать никчемность своего персонажа, вскрыть личину фитюльки, вдруг оказавшейся в эпицентре общественного внимания и возомнившей себя значительною фигурою. Нет, он не демон зла, не коварен, не расчетлив и не ушлый вор. Хлипкий хвастунишка, с упоением пользующийся внезапной удачей без оглядки на возможный конфуз в случае разоблачения, Хлестаков, призывающий «верных ему тридцать пять тысяч курьеров» — литературный тип пустоты, олицетворение тщетности плутовских замашек. Удивительно, как помимо обычных актерских механизмов Бадулин умудряется задействовать в игре… брови, бакенбарды по моде того времени, бедра (!!!), и даже носки туфель — все возможное и невозможное актер с блеском использует для создания образа столичного пройдохи, мелкого беса Хлестакова. В результате получается такая, вроде бы, незначительная фигура, внезапно наводящая ужас и обеспечивающая действие всей пьесе. Да уж, Хлестаков Жени Бадулина — фееричная удача спектакля.
Постепенно действие начинает набирать темп и обороты. Появляется еще одна неотразимая парочка — нарядная маменька Анна Андреевна (засл. актриса РФ Ирина Барская) и ее инфантильная дочурка с леденцом во рту — Марья Антоновна (актриса Ирина Фоменко). Господа, это непередаваемо прекрасно. Нет ничего смешнее, чем махровые провинциальные дамы, которые пытаются корчить из себя столичных светских львиц. Это так остро, так точно, так смешно, так современно, что не описать словами, это надо видеть!
Ярких красок и сатирического перца добавляют в действие персонажи Евгении Ярцевой и Ларисы Гранатовой. Невозможно также обойти вниманием прекрасную работу в этом спектакле нашего Великого Артиста — Виктора Ивановича Пушкина, которому досталась роль слуги Хлестакова. В его исполнении Осип — в отличие от своего господина — сметливый, практичный и расчетливый человек, умеющий извлекать свою выгоду из любых, даже самых щекотливых обстоятельств. Вот он — голодный холоп, а вот уже величественен и строг, полон великолепного ливрейного достоинства даже в эпизоде мелкого пакостного мздоимства, даже в момент панического бегства. Человечище!
«Инкогнито» — так назван спектакль по пьесе «Ревизор» в театре драмы Комсомольска. Дескать, неизвестно, кто где что. Гоголевский гротеск и весел, и трагичен одновременно. Страх, подстегивающий проворовавшееся чиновничество, и сейчас леденит ему кровь. А герои, чьи имена стали нарицательными, наделены не придуманными отвлечёнными пороками, они — живое воплощение морального разложения общества. Почти двести лет прошло, но, увы, по-прежнему почти любому деятелю при должности можно адресовать высказывание: «У вас чистая совесть? Значит, у вас плохая память».
Татьяна Чанова